Этно-археологическое исследование
Мусеибли Н.А. 

Животные играли исключительную роль в материальной культуре и хозяйственной деятельности древних людей. Животные обеспечивали людей пищей, одеждой, транспортом и другими жизненно важными средствами, иногда являясь основным фактором, определяющим образ жизни людей.

По этой же причине используемые в хозяйстве животные, в том числе некоторые животные, на которых охотились люди, занимали важное место в духовной культуре людей, становились для них культом, в связи с чем проводились определенные обряды и ритуалы. Одним из таких животных была и собака.

Раннее использование собак и связанные с ними мифические представления возникли еще в эпоху палеолита. В эпоху верхнего палеолита люди, жившие в Восточной Европе и Сибири, использовали в охоте прирученных волков. А в Западной Сибири первое использование собак относится к VIII тысячелетию до н.э..

На палеолитической стоянке на Камчатке была обнаружена похороненная собака, посыпанная сверху охрой. В Якутии, в одной из могил неолитического некрополя был обнаружен череп собаки, посыпанный охрой.

Эти находки указывают на появление верований, связанных с собакой до начала производственно-хозяйственной деятельности. А в эпоху ранних земледельческо-скотоводческих культур представления, связанные с культом собаки, еще больше распространились.

В Азербайджане первое использование собак и появление религиозных представлений, связанных с собаками, также появились именно на этом этапе – в эпоху энеолита. Связанные с собаками археологические находки, относящиеся к этой эпохе, встречались, как в захоронениях, так и в местах поселения. Самыми древними из них были собачьи скелеты, обнаруженные О.Г.Габибуллаевым в двух захоронениях Кюльтепе I в пласте, относящемся к эпохе энеолита. В могиле № 12, где в согнутом состоянии на левом боку был похоронен пожилой человек, в области колен трупа был обнаружен череп собаки. Также был обнаружен скелет собаки рядом с ногами пожилого человека, похороненного в согнутом состоянии на правом боку в могиле № 41. Несмотря на то, что в этой могиле был обнаружен череп второго человека, остальные его кости не обнаружились.

Одним из привлекающих внимание вопросов являются общие особенности, объединяющие обе могилы. Так, ни в одной из могил не были встречены орудия труда. В обеих могилах черепа, принадлежавшие людям, находились не в анатомическом порядке, в первом случае череп был обнаружен на грудной клетке, а во втором случае – на тазовой кости. В частности второй фактор указывает на культовый характер захоронения собак вместе с людьми.

Среди обнаруженных в Азербайджане находок, связанных с собаками и относящихся к эпохе энеолита, известны культурные памятники Лейлатепе на территории Агстафинского района. Здесь, в поселениях I Бёюк Кесик и II Пойлу, относящихся к первой половине IV тысячелетия, были обнаружены фигурки, изготовленные из костей головы собаки и глины.

В поселении Бёюк Кесик были обнаружены 3 зооморфные фигурки, изготовленные из кости. Все три были сделаны из полой кости мелкого рогатого скота одной породы (I табло, А-№1-3). Широкая часть конца полой кости была мастерски выстрогана в форме собачьей головы. Эти фигурки, если не принимать во внимание небольшие штрихи, не отличаются друг от друга. Одна из них полностью почернела от грязи .

I tablo

Несмотря на то, что среди памятников эпохи энеолита, обнаруженных на Южном Кавказе, были обнаружены антропоморфные фигурки, сделанные из кости, зооморфные фигурки там не встречались. С этой точки зрения обнаружение зооморфных фигурок из кости в Бёюк Кесик можно расценивать как редкий случай.

Обнаруженная на глубине 90 см в 16-м квадрате участка раскопок в II Пойлу фигурка головы собаки красного цвета была изготовлена из глины чистого состава, однако без обжига. Уши и рот изображены выступающими. Задняя часть головы фигурки размером 3 х 3 см плоская (I табло, А-№4).

Весьма вероятно, что фигурки собак, найденные в поселениях Бёюк Кесик и II Пойлу, были изготовлены в ритуальных целях. Культура Лейлатепе, к которым относятся жилые поселения I Бёюк Кесик и II Пойлу была связана с Убейдской культурой Месопотамии.

Археологические исследования дают основание говорить об определенном месте, занимаемом представлениями людей о собаках, в верованиях как Северной, так и Южной Убейдских культур. Так, в относящемся к V тысячелетию до н.э. Убейдском культурном пласте многослойных древних поселений Деирмантепе на берегу реки Феррат в Восточной Турции был обнаружен скелет собаки, похороненной в большом глиняном сосуде (38, с.82).

В поселении Ярымтепе III, относящемся к Убейдской культуре в Восточной Месопотамии (конец V- начало IV тысячелетия до н.э.) были обнаружены фигурки собак, изготовленные из глины.

В Урукском пласте многослойного Урского памятника в Южной Месопотамии была обнаружена фигурка собаки, изготовленная из глины (37, рис. 24, №12759) .

На Эридунском кладбище, относящемся к Убейдской культуре в Южной Месопотамии, были обнаружены факты совместного захоронения людей и собак (35, с.190). В одной из могил кладбища был обнаружен скелет собаки, лежащий поверх скелета мальчика (14, с.84).

В пласте, относящемся к концу IV-началу III тысячелетия, другого замечательного памятника Ближнего Востока, древнего поселения I Телл в Сирии, были обнаружены как остеологические останки, принадлежащие собакам (2,6% от общего количества останков), так и глиняные фигурки. Эти находки дают основание говорить об определенном месте, занимаемом собакой, как в хозяйстве, так и в духовной культуре древних жителей поселения.

Идеи, стоящие в основе фигурок собак поселений Бёюк Кесик и Пойлу, согласно источнику, вероятнее всего были связаны с Убейдскими культурами Месопотамии.

Ранний бронзовый век. Находки, связанные с собакой, встречались также в эпоху Кура-Аразской культуры, как в поселениях, так и на надгробиях Азербайджана. Одна из обнаруженных в пласте первого бронзового периода поселения Кюльтепе I глиняных фигурок принадлежит собаке. О.Г.Габибуллаев связывает как захоронение собак в могилах в эпоху энеолита, так и изготовление глиняных фигурок собак в пласте первого бронзового периода с культом собаки, существовавшим в эти эпохи. По его мнению, эти находки указывают на связь образа собаки в представлениях древних жителей Кюльтепе с хранителем дома, имущества, пастбищ, стада и самого человека.

Среди облицовочных камней относящегося к первому бронзовому периоду Шамкирчайского кургана №1 на территории Шамкирского района был обнаружен скелет собаки. Ввиду длительного использования кургана в хозяйственных целях первоначальный порядок скелета был нарушен.

Глиняная фигурка собаки, относящаяся к первому бронзовому периоду, была обнаружена в другом древнем Азербайджанском памятнике – нынешнем поселении Кюльтепе в Армении (арменизированное название «Мохраблур»). А в Арычском памятнике на территории Западного Азербайджана (нынешняя Армения), относящемся к III тыс. до н.э. были обнаружены фигурки пастуха и собаки.

Зооморфные глиняные фигурки были также обнаружены в древнем поселении Бабадервиш ранней бронзовой эпохи. Одна из них предположительно является фигуркой собаки. Исследователь памятника Г.Исмаилзаде отстаивает идею связи этих находок с культовыми обрядами. А.Алекберов также отмечал использование глиняных фигурок собак  во время проведения культовых обрядов.

Среди петроглифов бронзовой эпохи в Азербайджане встречаются многочисленные изображения собак. Такие изображения наиболее широко распространены в памятниках Малого Кавказа. В связи с созданием и стремительным развитием горного скотоводства в бронзовом веке в этом регионе использование собаки для защиты стад животных, пастбищ и в целом кочевья распространилось особенно широко. Все это одновременно привело также к возникновению культовых представлений о собаке.

На различных этапах бронзового века на скалах были выгравированы целые сцены или отдельные рисунки с изображениями собаки. Вообще, наскальные изображения можно считать очень богатым источником для изучения использования собак в бронзовом веке и истории культовых представлений, связанных с ними. Поэтому в связи с обсуждаемым вопросом необходимо более подробно остановиться на петроглифах.

В.Г.Алиевым были обнаружены сотни наскальных изображений, и среди них встречаются изображения собак. На одной из скал изображение спокойно стоящей собаки с опущенной головой окружено рисунками нескольких коз (3, с.27, рис.4 №4). На другом камне изображены козы, окруженные с одной стороны человеком, с другой стороны собакой. На этой сцене пастух вместе с собакой хочет, собрав все стадо, направить его в одну сторону (3, с.29).

В сцене, изображающей собаку и змею, собака показана в реалистичной манере. Изображенная отдельно собака будто за чем-то следит, навострив уши и подняв хвост. (3, с.36).

В сценах, связанных с охотой, в Гямигая также были отмечены изображения собаки. Так, на одном камне изображены человек, рядом с ним собака, а напротив них олень. Предполагается, что в этой сцене охотник вместе с собакой преградил путь оленю (3, с.42).

В.Алиев приходит к выводу, что изображения собаки, встречающиеся в Гямигаинских петроглифах, связаны с религиозной идеологией земледельческо-скотоводческих племен. По его мнению, изображения собаки в Гямигаинских петроглифах выступают в качестве защитной силы, помощника (3, с.38). Соглашаясь с этой мыслью исследователя, нам хотелось бы добавить, что все изображения собак в Гямигая связаны не только с религиозной идеологией, но также с незаменимой ролью собаки в хозяйственной жизни скотоводов бронзовой эпохи.

Во время полевых исследовательских работ, проводившихся в Гямигая в 2001-2003 гг. были зарегистрированы сотни новых рисунков, в том числе изображения собак.

На камне № 100 изображена целая сцена, связанная с животноводством. В центре нее изображены шесть коз, окруженные двумя людьми и одной собакой (I табло, В-№5).

Один человек изображен с раскинутыми в стороны руками, человек по другую сторону стада изображен с длинной веревкой в руках. Собака по другую сторону стада изображена с поднятой головой (6, с.184).

На камне № 140 изображены человек на лошади, выше него – леопард, а за ними – собака (II табло, А-№1). Здесь собака позади леопарда изображена лающей.

На камнях № 173 и 177 изображено несколько схематических рисунков собаки. Все они направлены вправо и показаны с прямыми длинными ногами.

Эти изображения отличаются от других стилем. Вместе с ними в таком же стиле изображены бык, коза и змея (II табло, В; III табло, А). Эти изображения, по-видимому, являются самыми молодыми петроглифами Гямигая.

На камне № 308 изображен человек с согнутыми в локтях руками, обращенный вверх, а рядом с ним маленькая собака с поднятой вверх головой, словно смотрящая на него и следящая за его действиями. В правой руке человека изображен кнут, а в левой – неопределенный предмет (IV табло, А). Возможно, здесь изображена сцена кормления собаки человеком.

На камне № 347 на переднем плане изображена очень интересная сцена, в реалистичной манере показывающая собак.

На ней изображен забор и две козы на участке, окруженном им. Вместе с этими животными в месте окончания забора нарисованы две собаки (III табло, В-№2,3). И козы, и собаки смотрят в одну сторону – вправо. Их тела вытянуты назад, хвосты подняты вверх, собаки готовы к бою. Позади них нарисован круг. Как видно, здесь изображена сцена охраны коз, находящихся в загоне, собаками от хищников и других внешних сил.

На камне № 349 (IV табло, В) нанесены два схематических изображения собаки (6, с.243). Изображения отдельных собак (IVтабло, С) зарегистрированы на камнях № 357 и 530 (6, с.245, 285).

На камне № 524 изображена сцена охоты на горного козла. На том же камне, на некотором расстоянии, имеется изображение собаки (IV табло, D-№1). Здесь трудно определить степень связи собаки с охотой (6, с.284).

Интересно, что если не принимать во внимание случайные обстоятельства, собаки в Гямигая изображены безухими. Известно, что собакам, используемым в животноводстве, и в частности, в горном скотоводстве, уже в раннем возрасте отрезают уши. Цель этого заключалась в том, чтобы во время схватки с другими собаками или волками противник не схватил собаку за уши. По-видимому, эта традиция была известна животноводам еще в бронзовом веке.

На высоких горных хребтах древних азербайджанских земель Зангезура и озера Гёйча были обнаружены тысячи наскальных изображений, относящихся к тому же периоду, стилю и содержанию, что и петроглифы Гямигая. Среди них в большом количестве присутствуют изображения собак. Рисунки этих памятников наглядно демонстрируют использование собак скотоводами в бронзовом веке и значение собак в хозяйстве. Собаки, в основном, изображались рядом с человеком (пастухом) и мелким рогатым скотом, но иногда рисовались и отдельно.

Табло V

Среди Зангезурских наскальных изображений рисунков собак особенно много. Сцены без участия собак здесь встречаются очень редко. Тема сцен, на которых изображены собаки, связана исключительно с животноводством. Было бы уместным обратить внимание на некоторые характерные сцены, связанные с этой темой.

На одном камне (V табло, №1) изображен человек, с согнутыми в локтях и поднятыми вверх руками, в одной руке человек держит какой-то висячий предмет, рядом с ним в окружении четырех коз изображена собака (24, рис. 53, №3).

На другом камне (V табло, №2) собака изображена с представителем крупного рогатого скота (24, рис.82, №5).

Особый интерес представляет сцена, на которой изображены четыре человека и собака (V табло, №3). У двоих из людей в руках длинная палка (дубина), у двух других в одной руке дубина, а в другой овальный предмет наподобие щита. Несмотря на то, что люди изображены в динамике, в момент действия, собака в их окружении изображена спокойно стоящей (24, рис. 86, №1).

В другой сцене изображены три собаки и одна змея (V табло, №4). Две собаки изображены нос к носу, во время драки (24, рис.91, №1).

Еще на одном камне (V табло, №5) изображена сцена выпаса – пастух, козы и собака (24, рис. 98, №3).

Привлекает внимание одна сцена, отражающая охрану собаками скота (VI табло, №1). Здесь изображены два пастуха, козы, хищник (леопард?), пытающийся разорвать одну из коз и собаки, набрасывающиеся на этого хищника. Наряду с этими рисунками, также изображены различные знаки (24, рис. 124, №1).

Табло VI

В реалистичных оттенках изображена одна сцена, изображающая использование собак во время охоты (VI табло, №2). Здесь нарисованы человек с длинной палкой в руке, а перед ним четыре собаки, преследующие оленя (24, рис.139).

В сцене, изображенной на одном из камней, (VII табло, №1) собака изображена в окружении стада, состоящего из мелкого рогатого скота (24, рис. 142, №1).

Табло VII

Интересна также еще одна сцена, показывающая собаку в качестве охранника (VII табло, №2). На этой сцене изображены два пастуха, три козы, пытающийся на них напасть волк и собака, стоящая напротив этого волка. (24, рис.163, №1).

Изображения собак отмечались также в различных сценах среди терновых петроглифов. Они встречаются на нескольких камнях в сценах, связанных с темой охоты. В одной из сцен (VIII табло, №1) собака стоит рядом с охотником, целящимся из лука в горного козла (27, рис.171). А в другой сцене (VIII табло, №2) охотник прицелился в горного козла из лука. Собака же стоит на пути этого горного козла.

Табло VIII

На одном из камней изображена собака, стоящая перед стадом мелкого рогатого скота (VIII табло, №4). Здесь над этими изображениями также нарисован месяц (27, рис.214).

На другом камне (VIII табло, №4) собака изображена стоящей позади двух коз (27, рис. 215). Еще на одном камне нарисованы четыре козы  и собака позади них (27, рис. 216). В сценах, изображающих различных животных, птиц, знаки, насекомых также встречаются изображения собаки (27, рис. 315-316). Весьма вероятно, что такие сцены носили особый ритуальный характер (IХ табло). В терновых петроглифах большая часть собак изображена с ушами.

Как известно из этнографических наблюдений, во время кочевья или выпаса пастухи, направляя часть собак впереди стада, а некоторых позади него, защищают таким образом животных от внешних сил. Некоторые сцены, встречающиеся на наскальных изображениях Малого Кавказа, в образной форме отражают именно это содержание. Как видно, наскальные рисунки бронзовой эпохи в основном отражают роль собак в хозяйстве. Не исключена также связь некоторых изображений с культом собаки.

В позднем бронзовом — раннем железном веке имело место быстрое развитие экономики и в частности горного скотоводства в результате быстрого роста поголовья мелкого рогатого скота. Во время летнего выпаса в горах собаки были незаменимым средством охраны стада, как в низине, так и на горных пастбищах. В археологических памятниках этого периода еще чаще встречаются находки, связанные с собаками. В эпоху поздней бронзы и раннего железного века важное место, занимаемое собакой в хозяйстве, привело к отложению более глубокого отпечатка культового отношения к собаке в сознании людей того времени. Это отношение – культ собаки, особенно прослеживается в захоронениях.

В основной камере II кургана в Мингечевире рядом с другими домашними животными было обнаружено 4 скелета собаки. (15, с.96). В могиле №3 Сарыдаринского некрополя в Шахбузском районе была найдена нижняя челюсть собаки (22, с.44). Эта челюсть была исследована Д.В.Гаджиевым, который установил, что она принадлежит прирученной собаке (2, с.27). В.Бахшалиев связывал находку собачьей челюсти в могиле с культом этого животного (16, с.51).

Изображения собаки встречаются на керамике, относящейся к Ходжалинско-Кедабекской культуре Гянджачайского бассейна. На посуде, найденной в кургане №13 в окрестностях Ханлара, изображены собаки, стоящие по кругу. Орнаменты на этой посуде отличаются от узоров других сосудов (18, с.67). На одном из бронзовых поясов, относящихся к Ходжалинско-Кедабекской культуре изображена сцена охоты с собакой, преследующей животных (9, с.138).

Самые интересные археологические доказательства существования культа собаки в позднем бронзовом — раннем железном веке в Азербайджане были обнаружены во время раскопок Товузчайского некрополя на территории Товузского района в коридоре нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. В этом некрополе во время проводившихся автором в 2004 г. раскопок было обнаружено несколько захоронений собак вместе с человеком. Вот эти захоронения:

Могила № 10. Погребальная камера восточно-западного направления, была выкопана размером 2,5 м х 1,6 м, глубиной 1,9 м. В восточной части могилы похоронен старый мужчина в согнутом состоянии, лежащий на правом боку головой на запад. Перед мужчиной был обнаружен скелет собаки. Собака похоронена в сидячем положении в том же направлении, что и человек.

Товузчайский некрополь, погр. № 10. 1)план; 2)графическая реконструкция

Скелет собаки сильно поврежден, его расположение нарушено. Позади черепа человека были обнаружены останки мелкого рогатого животного. В западной части могилы находились 5 глиняных сосудов. Четыре из них – горшки, а один – кувшин (Х табло).

Могила № 53. (XI-XII табло). Эта погребальная камера, обладающая очень интересной структурой, состоит из нижнего и верхнего яруса. Верхний ярус был выкопан в юго-западном – восточно-северном направлении, размером 1,8 м х 1,5 м и глубиной 80 см. В юго-западной части камеры были положены два горшка, а к северо-востоку от них – посуда типа медных мисок.

Товузчайский некрополь, погр. № 53. план и разрез

Труп женщины был захоронен поверх этой посуды на левом боку, головой на юго-запад, лицом на северо-запад, слегка согнутый в области таза, и сильно согнутый в области колен. Руки, согнутые в локтях, направлены к груди. На шее были обнаружены бусы из красного агата и пасты, на каждой руке по одному браслету из толстой проволоки. Позади тазовой кости находился один небольшой кувшин, положенный горлышком вниз. Перед скелетом был положен один большой горшок. Ввиду сильного повреждения спасти этот сосуд было невозможно. В посуде, лежавшей за черепом, были обнаружены кости, принадлежавшие мелкому рогатому животному. К северо-востоку от верхнего яруса был выкопан нижний ярус глубиной 1,7 м, размером 1,35 м х 1,20 м.

Товузчайский некрополь, погр. № 53. 1)план; 2)графическая реконструкция

На протяжении стен этой камеры были разложены 8 фаянсовых сосудов. Два из которых – кувшины, а шесть – горшки. В центральной части, окруженной посудой, похоронены две собаки в сидячем положении, на четырех лапах, головы которых направлены на север. Других археологических материалов здесь обнаружено не было. Внутри погребальная камера заполнена землей, перемешанной с речными камнями.

Могила № 54 (XII табло). Погребальная камера была выкопана в слое природного гравия в северо-западном – юго-восточном направлении, глубиной 1,8 х 1,1 м. В северо-западной части могилы уложены 3 больших сосуда типа горшка и кувшина.

Товузчайский некрополь, погр. № 54. 1)план; 2)графическая реконструкция

На юго-западе от находящегося в центре горшка лежала 1 большая бедная миска. Голова скелета человека была обнаружена внутри этой миски. Труп мужчины был захоронен в согнутом состоянии головой на северо-запад. Перед костями голени трупа обнаружена 1 небольшая кастрюля черного цвета, упавшая на бок.

Ввиду сильного повреждения сохранить сосуд оказалось невозможным. Позади скелета человека рядом с северо-восточной стеной могилы в северо-западном направлении был обнаружен скелет собаки.  Перед скелетом человека были обнаружены кости мелкого рогатого животного. На юго-западе могилы внутри горшка с широким горлышком была обнаружена челюстная кость мелкого рогатого животного. В могилу была положена только одна часть этого горшка. Рядом с этой посудой был найден кусок обсидиана. Других археологических материалов, кроме керамических изделий, состоящих из фаянсовой посуды, обнаружено не было.

Во всех трех могилах были обнаружены кости мелких рогатых животных. Как правило, если собаку хоронили впереди человека, мясо домашнего скота клали позади скелета человека (могилы № 10 и 53) и, наоборот, если собаку хоронили позади человека, мясо скота клали перед скелетом человека (могила № 54).

Как видно, в Товузчайских могилах представления, связанные с культом собаки, отражены на основе наглядных, материальных фактов. Захоронение собак как в мужских, так и в женских могилах указывает на важное место, которое культ собаки занимал в верованиях крупной социальной группы (племени, рода), относящейся к этому некрополю.

Захоронение собаки вместе с человеком свидетельствует о высоком почете, оказываемом ей. Суть погребального обряда заключается в том, что и человек, и собака, и предметы, положенные в могилу, отражают события реальной жизни и на «том свете» в повседневной жизни человеку потребуются и собака, и орудия труда. В могиле № 53, в камере, где похоронены две собаки, была положена глиняная посуда, как и в могилах людей, что говорит о почитании собак людьми.

В могиле №53 внимание привлекает еще один интересный погребальный обряд. Как отмечалось, в этой могиле похоронены женщина и две собаки. Захоронение собак на нижнем ярусе в сидячем положении означает, что они защищают и служат похороненной здесь же женщине. Интересно, что согласно преданию в Авесте, когда дух мертвого человека пересекает мост Чинват, ему устраивают допрос, после чего красивая девушка в сопровождении двух собак, проведя дух через этот мост, ведет его к стене, символизирующей границу с другим миром. А оттуда дух покойного направляется к Ахурамазде (23, с.118).

Как видно, погребальный обряд могилы № 53 по содержанию совпадает с преданием Авесты. Другим фактом, привлекающим внимание, служит то, что в ряде могил Тлинского некрополя на территории Южной Осетии, относящемся к позднему этапу бронзового века,  были обнаружены фигурки собак, сделанные из бронзы. Интересно, что все эти фигурки, связанные с культом собаки, были обнаружены в могилах женщин, а в могилах мужчин не встретилось ни одной фигурки собаки (34, с.173). Эти факты дают основание предполагать существование предания из Авесты на Южном Кавказе, в том числе, в Азербайджане, за 4-5 веков до формирования Зороастризма как религии, а также наличие связи между этим преданием и погребальными обрядами.

На входах нескольких могил в Йонджатепинском некрополе в Восточном Анадолу были обнаружены несколько цельных скелетов собак. Здесь, в могиле №6  возле каждого человека, а всего их – 16, было захоронено по одной собаке (2, с.27).

В Западном Азербайджане (ныне – Армения) в могиле № 100 Артикского кладбища, относящегося к позднему бронзовому – раннему железному веку, был обнаружен череп собаки. Если учесть, что в этом некрополе кости животных встречаются в очень редких случаях (36, с.23), можно говорить о связи найденного в могиле черепа собаки с культом.

В целом, в ряде древних религий и мифов рядом с существами, сопровождающими духов через какой-либо мост, считающийся переходом на тот свет, присутствуют собаки. Поэтому некоторые исследователи, обсуждающие культ собаки, отмечали, что собаки, похороненные вместе с людьми, играли роль «перевозчика» духа своего умершего хозяина на тот свет (8, с.256, 11, с.64; 25, с.4-5).

Во время археологических раскопок был обнаружен ряд фактов, отражающих использование собак и культ собаки в Азербайджане античной эпохи и раннего Средневековья. С этой точки зрения особый интерес представляют Шемахинские находки. Во время раскопок, проводившихся в Шемахе Дж.Халиловым, в хозяйственном колодце, относящемся к последней четверти I тысячелетия до н.э., был обнаружен ритон, сделанный из мягкого известняка. Его высота составила 17 см, а диаметр – 9 см. Верхнюю часть ритона украшают выпуклые изображения двух людей и собачьей головы. Автор раскопок пишет о связи изображения головы собаки с обрядом. В то же время в Шемахе, на кладбище, относящемся к этому периоду, были обнаружены скелеты собак (8, с.251-256). Как пишет один из авторов античной эпохи, Валерий Флакк, каспии, одно из албанских племен, относились к собакам после их смерти с таким же уважением как к людям и хоронили их в курганах своих предков и могилах героев (8, с.256).

Скелеты собак были также обнаружены в некоторых захоронениях в Азербайджане, относящихся к периоду раннего средневековья. Так, в могиле № 3 Сандыгтепинского некрополя в Губинском районе был также найден скелет собаки вместе с костями другого животного (10, с.45).

Определенные следы представлений, связанных с культом собаки в Азербайджане,  также сохранились в этнографических и фольклорных материалах. Важное место, занимаемое собакой в животноводстве, сохраняет свою актуальность до наших дней. «Пастух тут же закалывает раненного барана, отобранного собаками у волка, и отдает его курдюк собакам в награду» (17, с.87).

В некоторых районах Азербайджана во дворах вешают собачий череп, так как считается, что он защищает живущих в доме от дурного глаза (8, с.255).

В Нахчиванском фольклоре сохранились интересные материалы, связанные с собаками. Один из них связан с известным пиром Эсхаби-Кахф. Так, согласно преданию, существовало некое государство, во главе которого стоял древний правитель Даг Юнис (Тагиянос), а столицей был город Эфсус. По рассказам населения Нахчивани, руины этого города рядом с нынешним селом Нехрам сейчас носят название «Мертвый город». Сбежавшие из-под гнета Даг Юниса шесть человек, направились в горы. По дороге к ним присоединяется пастух Гитмир с собакой. Спрятавшись в пещере Эсхаби-Кахф, эти люди проспали там больше 300 лет. Когда они проснулись и поняли, что находятся совсем в другом времени, они молят Аллаха о смерти и, как только прислоняются к стене, исчезают. Люди, входящие в эту пещеру, видят след этих семи человек, и с тех пор эта пещера превратилась в место паломничества (33, с.96-97; 7, с.7-9).  В этом предании особо подчеркивается верность собаки людям. В действительности, существуют исследователи, которые пишут о связи этого предания с легендой о семи Эфесинских жителях пещеры и собаке, и относят его к ряду пещер исламского мира (33, с.96).

Как отмечалось выше, в Гямигая были отмечены изображения, связанные с собаками. В легенде, связанной с высоким горным озером Гёй-гёль, расположенном в том же географическом пространстве, что и памятники Гямигая, также рассказывается о пастухе и его собаке. Согласно легенде, из-за того, что пастух не принес жертву, обещанную озеру Гёй-гёль, все его стадо пропадает в озере. Раскаявшийся пастух и его собака так долго стояли и смотрели в озеро, что их отражения навсегда остались на воде (1, с.71).

Таким образом, археологические раскопки показывают, что начиная с периода ранней земледельческо-скотоводческой культуры в Азербайджане и до появления ислама на всех исторических этапах собака широкого использовалась в хозяйстве и быту, важное место, занимаемое собакой, как самым близким помощником человека, привело к появлению культа собаки. И в местах древних поселений, и в могилах, и на наскальных изображениях были обнаружены материально-культурные образцы, отражающие использование собаки и культ собаки. Изготовление фигурок собак из различных материалов, захоронение собак вместе с людьми, некоторые сцены наскальных изображений, связанные с собаками, связаны именно с культом собаки. Этнографические и фольклорные материалы также доказывают, что вплоть до последнего времени существовали остатки представлений, связанных с культом собаки, корни которых относятся к древней эпохе.

Председатель «Ассоциации Любителей 
Аборигенных Кавказских Овчарок Азербайджана»
Ильхам Гасымзаде

Журнал «ДРУГ» август 2006 №8